Треть жизни не понимала этой фразы. В нашей семье вердикты выносились сразу. Этот конопатый. Тот  низкий. У этой ноги короткие, а у той слишком массивная челюсть. Это называлось правдой, и до поры до времени я верила, что это так и есть. Пока в 15 лет не влюбилась в мальчишку…

Прежде была уверена: мне нравятся брюнеты с карими глазами. А этот был рыжий, да ещё голубоглазый. Помню, как-то на пляже одна мама приговаривала: «Ах ты мой красавчик!» — и вытаскивала из коляски ребёнка. Мелком глянула в его сторону — и замерла. Худенький, веснушчатый, с большими лопоухими ушками… Но мама смотрела на него с таким восхищением, что я невольно и сама им залюбовалась.

В двадцать лет я подобрала с улицы котёнка. Через два месяца он вырос, вытянулся, стал худым и нескладным, как все подростки. Мой дядя, взглянув на фото моей любимицы, не выдержал и протянул: «Ну и страшная же у тебя кошка…» «Странно, — подумала я. — Разве он не видит, какие красивые раскосые и зелёные у неё глаза, какая пушистая мордочка и ослепительно белая манишка

В девятом классе я училась вместе со Светкой. Долговязая, худая, с длинными руками, которые висели, как плети вдоль туловища, с длинными, редкими волосами, которые она распускала вдоль спины. Светка была похожа на героя какого-то мультфильма. Конопатое лицо и слегка оттопыренные уши завершали её образ.

Однажды на перемене, когда мы с девчонками обсуждали перламутровые помады, Светка открыла портфель, достала оттуда раскладное зеркало, открыла его и, глядя на отражение, произнесла: «Ну, не красавица ли я?»

Мы зависли. Видимо, для того, чтобы усилить эффект, она подняла подбородок и провела указательным пальцем вдоль правой брови. Никто не понял, что всё это значило, но Света начала проделывать этот трюк регулярно.

Сначала мы тихонько подсмеивались, потом крутили пальцем, а затем привыкли. А ещё через время она перестала казаться такой уж белой вороной.

Красота — понятие гораздо более сложное, чем гармония. Идеальные пропорции — это про симметрию. Красота — про уникальность и обаяние.

С годами я узнала, что красота — понятие субъективное, и чаще всего, когда мы считаем, что человек непривлекателен, это говорит о том, что его внешность не вписывается в НАШИ представления о миловидности.

В Инстаграме часто девушки выкладывают фото своих благоверных с подписью: «Правда, он красавец?», или «Правда, он похож на … Джорджа Клуни, Брэда Питта…»

Я смотрю на фото и понимаю, что похож он, вероятно, только большим пальцем левой руки, но понимаю, что для той, кто рядом, всё именно так. Она смотрит на него другими глазами. Любящими глазами. Правильными глазами. Поэтому не понимаю, когда говорят: «Ну, объективно, он не красавец».

Что значит — объективно? Для меня это означает одно — на этого человека смотрят без любви. Если отбросить стандарты и устоявшиеся представления о красоте, происходит чудо. Каждый человек начинает казаться привлекательным. У одного заразительный смех. У второго походка — не оторвать глаз. Третий имеет выразительный взгляд. При виде четвёртого появляется какое-то умиротворение. Пятый… При этом становится совершенно неважно, что у кого-то неправильный прикус или слегка (а может, и не слегка) кривые ноги. Достаточно, чтобы на тебя посмотрели любящими глазами.

Дарья Исаченко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × три =