О Лесе Равлик мы узнали из проекта «Я такая, какая есть». Теперь знакомим и вас, уважаемые читатели, с этой прекрасной и мудрой женщиной, с её жизненным опытом принятия себя и осознания силы благодарности.

Леся, расскажите нам о себе и о проекте «Я такая, какая есть».

— Я тренер по личностному росту, сейчас практикую ещё и как психосоматолог, мама и человек. «Я такая, какая есть» — очень интересный проект, я бы сказала ключевая структура всех практик: духовных, психологических, психотерапевтических, поскольку позволяет человеку внедрить в жизнь фундаментальный аспект — принятие. Принятие это согласие с тем, что у вас есть в данный момент. Вот, например, лишние килограммы, от которых нужно избавиться, или диагноз, который беспокоит. Это как точка старта, с которой входишь в любые процессы жизни, где хочется что-то изменить или улучшить, обрести желаемое. И здесь важно понять, какая предстоит работа над собой в направлении к цели.

— У Вас был непростой период в жизни. Расскажите, пожалуйста, о своём диагнозе, о тех мыслях, которые Вас тогда посещали, и об этом вот состоянии принятия.

— Да, это реально был шок. Онколог-маммолог говорит: «Скорей всего, у вас здесь образование нехорошее и нужно делать биопсию». Когда пришла домой, меня одолели страхи, что я умираю. На следующий день состояние ещё похлеще: мысли о том, в чём меня похоронят, какое завещание напишу. То есть включился процесс шаблонных состояний, которые связаны у людей со словом «рак». А ещё доктора как-то быстро всё берут в оборот: что это только единственное верное их решение, что нужна срочная операция. Но на самом деле всё индивидуально и не всегда нужно торопиться. Требуется ещё второе мнение, третье… Я в этом убедилась на своём примере. И сейчас биопсию переправили в Америку, ведь не известно, какая будет стратегия лечения: одна лаборатория показывает одни данные, другая — другие.

Теперь о принятии. В тот тяжёлый момент я поняла, что мне одной невыносимо сложно. Как только вышла из кабинета врача, меня «накрыли» паника и сомнения. Кому позвонить, чтобы не задеть своими страхами близкого человека или подружку? Какой смысл вообще — вместе переживать?!

Я тогда связалась со своим коучем, с которым уже 6 лет сотрудничаю. Я очень благодарна этой женщине. Она отреагировала сразу же, и как специалист, который «не включён» в ситуацию, нацелила меня на позитив и добрые мысли. А ещё дала рекомендации по диете: овощи, фрукты, контроль кислотной среды. Если есть вера в то, что диета поможет остановить рост новообразований, это чудесно. И для меня это было точкой принятия. Я поняла, что уже не одинока в этой ситуации, и есть человек, к которому я могу обратиться в любой момент. Было уже не так страшно, как изначально.

Потом я знала, что есть специальные группы поддержки, и вступила в одну из них. Там люди задают волнующие их вопросы и получают ответы, рекомендации специалистов. Идёт активное общение, обмен опытом. Это группы в Фейсбуке: «Афіна. Жінки проти раку», MИ.onkoklub и «Cancer_cancel».

— И что было дальше?

— Потом началась моя внутренняя работа. Я ставила будильники-напоминалки, где просто задавала себе вопросы. Всё выписывала в блокнот:  что чувствую и думаю. Старалась ничего в себе не прятать и не анализировать, а просто высвобождала тревожные мысли.

— В самом начале Вы сказали, что из-за страха не хотелось ни с кем делиться проблемой. Как думаете, почему человек закрывается так моментально?

— Не знаю, как у кого, а у меня раньше было много проблем психологического характера: это стыдно, это страшно. Хотя что здесь страшного — обратиться к человеку и поведать о наболевшем? Заметила, что ответы на ситуации находятся, когда их проговаривать. А ещё важно найти «не включённого» в ситуацию человека. Есть, например, онкопсихологи, которые дают онлайн-консультации, и другие. Работа со страхами тем, у кого страшный диагноз, это обязательная часть. Ведь страхи забирают много времени и энергии.

— У Вас появился какой-то новый взгляд на жизнь в связи со всеми этими испытаниями?

— У меня много чего изменилось. И вся та работа, которую я проделала: психотерапевтическая, коучинговая, — пошла большим движением. Я у себя теперь на первом месте, чего никогда не было. Забочусь о себе, о своём теле, о том, чего хочу: сколько спать, что есть.  Супруг тоже заботится обо мне больше, чем раньше. Он стал добытчиком, его вера в себя в разы выросла. А я ощутила себя женщиной рядом с таким мужчиной. И это чудесно! Потом у меня больше стало принятия своего тела. После диагноза произошла переоценка ценностей, жизнь обрела краски. Элементарные вещи: чашка чая или встреча, звонок — теперь всё имеет ценность.

— А почему в повседневности люди этого не чувствуют? Неужели нужно столкнуться с трудностями, чтобы оценить жизнь в полном объёме?

— Потому что думаем, что у нас есть завтра, послезавтра и послепослезавтра. Как некие черновики проживаем: сегодня не получилось, завтра получится. А после встречи со смертью, условно говоря, уже каждый день — это как подарок Бога, подарок жизни. И тут возрастает чувство огромной благодарности за всё.

— А думали ли Вы о том, что жизнь ведь не замыкается в трёхмерности, и человек не является только физическим телом?

— То, что я не есть моя грудь, или я не есть мои волосы, или я не есть моё тело, я не есть мои мысли, об этом я думала давно. А сейчас увеличивается ещё и доверие потоку жизни, Богу. И когда я жду какой-то анализ, то не задумываюсь о том, как всё будет. Нервничать уже нет смысла. Важно жить. Да и нет ничего такого, чего можно бояться.

— Говорят, самая важная победа — это победа над самим собой. Какая самая важная Ваша победа?

— Для меня это однозначно: не победить и не бороться, а пребывать в движении. Я делаю то, что могу, и ориентируюсь на поиски максимального исцеления. Плюс важный момент — это настроиться мысленно на лечение, потому как оно может происходить одномоментно. А тело — оно подтягивается. И можно помогать ему ускорить выздоровление. Я поняла, что нет остановки во внутренней работе над собой. Произошли трансформации в отношениях с людьми, когда понимаешь, что в другом человеке тоже жизнь, в нём живёт любовь. И ты даже на шаблонный вопрос отвечаешь с любовью и благодарностью.

На «АЛЛАТРА ТВ» есть проект «Единое зерно», в рамках которого людям во всём мире задают один вопрос. Хотим задать его и Вам. Итак, что объединяет разных людей вне зависимости от религии, политики, национальности?

— Все мы схожи по потребностям: хотим быть нужными, любимыми, счастливыми. Давать и брать — тоже такая человеческая природа. Быть вместе — то, в чём каждый нуждается, и без этого сложно проходить любой жизненный путь: будь то исцеление или что-то ещё. Потому как мы являемся поддержкой друг для друга, ориентиром. Что нас объединяет? Наверное, любовь и радость. Я — человек, он — человек, и этого достаточно, чтобы радоваться друг другу.

— В книге Анастасии Новых «Сэнсэй-1» описан интересный момент, когда главная героиня попадает из-за болезни мамы в больничную палату, потом ряд других событий отдаляют её от вещей, занятий, которые ей помогают в жизни, и она начинает сожалеть о якобы упущенном времени. На что ей даётся ответ: человек находится именно в том месте, где лучше может развиться его Личность, а если ещё и с благими деяниями, то получает силу для познания своей Души. На Ваш взгляд, как важно принять это и владеть собой в подобных ситуациях?

— Я в своей ситуации поняла, что мне важно быть с кем-то и уметь переключать внимание. Я научилась работать с состояниями: ощущаю, где это состояние у меня в теле, как оно выглядит. Если ни о чём не думать хоть 30—40 секунд, а просто наблюдать за своим состоянием, то оно будет меняться. И, конечно, контролировать мысли. Я их не делю на негативные и позитивные. Всё для чего-то существует. Выделяю, что думаю и чувствую. И если что-то не нравится, задаю вопрос: «А как бы я хотела вместо этого?»

— Нынешнее общество приобрело потребительский формат, и, в принципе, это дорога в никуда. Когда человек не работает над собой духовно, его жизнь носит только материальный окрас, а наука, отрасли заходят в тупик. Как, на Вас счёт, изменить ситуацию в сторону созидания?

— Может быть, важно пройти все эти отрезки. Вот я начинала когда-то с глубоко духовного, хотела уйти в монастырь, и меня вообще не интересовала земная жизнь в 20 лет. Пройдя путь материальный, уйдя на дно, потом поднимаясь, сейчас понимаю, что важно держать баланс между духовным и материальным. Но спасать кого-то у меня нет такой миссии или желания. У каждого свой путь: кому-то это нужно, кому-то нет.

Года два или три назад я хотела всех осчастливить. Начала заниматься собой, развивать осознанность и чувствовать кайф жизни в стремлении быть счастливой. И я поняла, что хочу общаться с теми людьми, с которыми мне будет интересно, чтобы вместе развиваться. У нас тогда будут увеличиваться и здоровье, и вера в то, что есть чуть глубже, чем просто потребительские штуки. И знаете, шаг за шагом это происходит: каждый человек продолжает это движение, уже в своих кругах. Мне кажется, что мой диагноз также является неким ускорением к тому, чтобы моё окружение продолжало развиваться, потому как невозможно никому помочь в этом мире, мы можем только изменять себя.

— А что делает человека сильным независимо от обстоятельств?

— Осознанность, стремление быть вместе, потому что одному всё крайне сложно. Ну и великая сила благодарности. Это не просто «спасибо», это состояние, которое усиливает этот порыв. Оно окрыляет, наполняет сутью, снимает бремя с души. И тогда уже не важно, сколько времени я буду жить, важно то, что это время есть.

Ольга Санжеревская, специально для газеты «Пантелеймон»

Один комментарий для “О благодарности как исцеляющей и единящей силе”

  1. Замечательное интервью. Благодарю Вас, Леся, за мудрость, откровенность, открытость… Нащупала ответы на свои вопросы. Вы восхищаете. Разрешите вас обнять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

11 + девятнадцать =