Можно жить и разрушать (но это уже не жизнь, а умирание), а можно жить и созидать. Прежде всего, конечно, созидать внутри себя тот храм нерукотворный, который каждый из нас должен построить за дни своей земной жизни.

Для чего мы с вами живём? В чём главный смысл того, что мы делаем? Мы, конечно, и горы сдвинуть можем, на это ума не надо. А вот действительно смириться и принять волю Божию — трудно.

Преподобному Силуану Афонскому уже в старости говорят: «Отче, умирать будете?» — «Нет, я не смирился ещё». А мы говорим, что уже смирились… Очень разные весовые категории, очень разные понятия вкладываем мы в это слово «смирение». Так же, как и в слово «любовь». Мы всё меряем своими мерками. А мерки в течение жизни меняются, и то, что было нужно, чего хотелось, уже не надо. Ты уже сожалеешь о тех силах, которые были потрачены на то, что сейчас не надо, и думаешь: «Надо было потратить на что-то другое». Но, к сожалению, без ошибок не проживёшь, на ошибках мы с вами учимся.

Имея силу в лице наших святых, разве можем мы сказать, как некоторые: «Мне одиноко, я никому не нужен…»? Это свидетельствует о том, что мы живём сами по себе. В этом и есть одиночество. Человек строит жизнь под себя, а оказывается, что всё неправильно — неправильные были чертежи, неправильные были усилия. Надо строить совсем по-другому. Чем больше отдаёшь, тем больше получаешь. Эта формула, которую мне когда-то отец Николай сказал, — отдавай побольше, а бери поменьше — простая и гениальная. Больше ничего не надо. Но этой формулой можно жить только в Духе. А когда нет Духа, когда есть только плоть и кровь, тогда мы начинаем делить: что мне, что тебе, запутываемся в этой делёжке и оказываемся в дураках. Вот и вся философия, не надо тут мудрить.

В Боге настолько всё просто, а мы превращаем жизнь в какую-то головоломку, а потом говорим: «Что нам делать, как нам жить?» Как будто есть много вариантов. Да нет вариантов! Или идти к Богу, или прятаться от Него. А куда ты спрячешься от Бога? А тут ещё и дьявол за спиной. От него тоже не спрячешься.

Поэтому у нас просто всё. Всё-таки надо вставать, всё-таки надо идти и всё-таки мы надеемся на наше с вами исправление. Мы должны верить в то, что Бог пришёл нас спасти — меня, хоть я и последний грешник, и что Его любви хватит, чтобы очистить и даже освятить мою жизнь.

Если человек живёт в вечности, ему не надо ничего делить, не надо сравнивать с собой, не надо подстраиваться под человеческие мерки, по которым всё равно Бога не найдёшь, а надо доверять Богу до конца и идти за Ним дондеже есмь — пока мы здесь.

Спаси и сохрани всех, Господи. Христос воскресе!

Протоиерей Андрей Лемешонок 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − 13 =