В одном интересном месте под названием Жизнь стоит дом, и он называется «Я». От этого дома в разные стороны разбегаются тропинки моих идей. Некоторые упираются в скалу непонимания, какие-то долго петляют, в конце концов, сужаясь до состояния тонкой ниточки, теряются где-то вдали.

Но есть и те, что выходят на дорогу знаний и примыкают к лужайкам опыта. Какие-то лужайки присыпаны пожухлыми листьями нереализованности. В то время как на других зазывно расцветают диковинные растения, зовущие попробовать что-то новое. Только вокруг них вьются странные, опасные на вид лианы тревоги. Возвышаясь плотным кругом, они не дают попасть внутрь, туда, откуда доносится аромат прекрасной жизни.

Есть ещё один вид тропинок. Они плотно, камешек к камешку, сделаны для повседневного передвижения по саду моей судьбы. Камни здесь большей частью серые, непримечательные, но очень надёжно подогнанные друг к другу.

Эти дорожки ни на что особо не вдохновляют, ничем примечательным не запоминаются. Они дают возможность передвигаться уверенно, обладая уже давно полученными навыками.

Чуть поодаль находится сад моей романтики. В нём растут, цветут, благоухают и плодоносят деревья моей души. За ними ежедневно нужно ухаживать: поливать лаской, подстригать трудом, формировать заботой. Также необходимо питать грунт элементами новых познаний и трепетной любви. Сложность в обслуживании этого сада заключается в его отдалении от реальной жизни. Работа, заботы, рутина уводят в сторону от этой тропы. Хотя вот она, рядом, даже видны кроны счастья, возвышающиеся над повседневностью.

Недалеко от дома находится павильон друзей. Дверка у входа очень скрипучая, и поэтому всегда слышно, что кто-то нанёс тебе визит, либо, хлопнув напоследок, навсегда убежал из твоей жизни. На очень опасном склоне каскадом располагается водопад любви. Гладкое, скользкое дно не даёт возможности уверенно передвигаться по мокрым камешкам чувств. Оступившись, можно пораниться об остро торчащие уголки ревности.

Встречаются на пути и очень тёплые валуны уюта, неги и взаимности. На них можно спокойно передохнуть и продолжить идти к брызгам счастья. За территорию участка нужно выходить уверенно, быстро, почти вылетать. Не следует долго стоять у забора, так как с той стороны всё время кто-то норовит просунуть какие-то колкости, протолкнуть язвительность и швырнуть в тебя завистью. Защищает от этого улыбка, снабжённая добротой.

В укромном уголке дома находится комната моей заботы. Туда допускаются только самые близкие и родные мне люди. Хотя, чего греха таить, периодически пытаются прошмыгнуть все. Люди, опьянённые моей заботой, ещё долгое время находятся под впечатлением. Впрочем, это взаимно. Я тоже быстро прикипаю, часто покупаясь на фальшивые попытки чьих-то проявлений. Это ранит, но со временем проходит.

Плотно к дому примыкает школа. Это очень необычное заведение, где толпы учителей снуют туда-сюда в ожидании звонка. Уроки жизни они преподают иногда по нескольку человек одновременно, а знания можно взять даже в совершенно пустой аудитории. Занятия проходят, сопровождаясь резкими звуками, иногда, довольно ощутимыми ударами. Самыми тяжёлыми являются уроки по изменам, предательству и подлости. Оценки за них формируются из расчёта количества горя и слёз.

К зачётам не всегда удаётся подготовиться. Больше всего обожаю занятия по дружбе, преданности и бескорыстию. За них оценки я выставляю сам, выписываю грамоты и кубки.

Из школы выходит галерея, ведущая в цех моих профессий и навыков. Это два отдельных помещения с разным оборудованием и различной степенью ответственности. Здесь всегда интересно и неожиданно. Множество не всегда понятных штуковин. Помещения примыкают к залу развития с бесконечным количеством ответвлений и лабиринтов. Чаще сюда приводят другие, но иногда приходишь и сам. Здесь можно долго и увлечённо осваивать что-то новенькое или оттачивать наработанное. Такое мастерство-рутина, а бывает и творчество.

Ближе к забору, на участке находятся хранилища. Здесь есть абсолютно всё: от первой коляски, до последнего приобретения. Тут много всего интересного. Например, мой первый велосипед. Или, как ни странно, первый автомобиль. На стеллажах много музыкальных инструментов. Всё очень интересно, как будто попал в магазин игрушек.

Кстати, вон и первая игрушка. Надо чаще сюда заходить. В доме имеется библиотека чувств. К ней пристроена лаборатория для переработки самых ценных образцов. В библиотеке есть книги художественные, технические и просто каталоги, где систематизированы образцы, находящиеся в самой лаборатории. Например, любовь. Её образец находится в золотом сосуде, красиво оформленном драгоценностями. Прекрасно и надёжно. Уронишь — не разобьёшь!

А вот страсть, как ни странно, в тонкостенном бокале. Можно случайно выплеснуть. Ревность — в сейфе. Но он поломан и часто его невозможно закрыть. Приходится чем-то подпирать, например, гирей ума и логики. Обида вообще содержится в дурацких условиях — в резиновой колбочке. Ну что это за упаковка? Шевельнул, зацепил, проткнул, либо же просто не затянул — и вот она уже разливается в разные стороны.

Зато радость хранится в открытом виде. Какая нужна ёмкость для радости!? Бери с полочки и радуйся, там ещё рядом кусочки счастья бонусом. Они, как конфетки, ими нужно делиться! Так что, люди, приходите ко мне. Только мойте руки, вытирайте ноги. И не сорите!!!

Владимир Викторович Розенков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × четыре =