День добрый вам всем, прекрасные «пантелеймоновцы»!

Хочется поведать вам о милосердии, доброте и альтруизме детской души, с которыми я столкнулась.

Может быть, кто-то из читателей прочтёт детишкам следующие строки, и этот мой рассказ-быль вызовет боль сопереживания, пробудит в детских душах чувства-ростки бережного отношения к божественной природе.

В начале мая мы, как обычно, готовимся перевозить пасеку в лес. Взяли с собой и внучат-ангелят Сашеньку и Кариночку, чтобы присмотреть и определиться с местом для пасеки. Выбрали свою «замечательную горку» в Теплинском лесу Святогорского заповедника. Дети бежали по лесной тропинке. На опушке леса они вдруг остановились и стали меня звать: «Бабушка! Скорее иди к нам!» Я поспешила к детишкам. Они стояли растерянные и испуганные увиденным. Их молодой дуб-красавец (ему было чуть больше 100 лет), которого дети любили и играли возле него всё лето на пасеке, превратился в жалостное зрелище. «Бабушка, смотри, дуб кричит и горько плачет! От него остался обуглившийся пенёк!»

Действительно, то, что мы увидели, просто потрясло. Очертание обгоревшего пня напоминало искажённое пламенем лицо, где видны боль и отчаяние. Вместо «глаза» смотрелась большая дыра сквозная, а «зрачок» образовался сам по себе — от обгоревшего сучка. Сквозь дыру «глазницы» просматривались листья живой поросли, которую шевелил ветерок, и нам казалось, что глаза пенёчка плачут, двигаясь от боли и невозвратности. (Видно было, что в лесу побывали браконьеры, а следы свои замели пламенем).

«Бабушка, а ты можешь нарисовать наш любимый дуб, или что от него осталось?» — спросил Сашенька. «Угу, давайте попробуем», — ответила я. Взяла ручку шариковую и набросала на тетрадном листке обгоревший пенёчек. И вдруг внученька, обходя пенёк вокруг, радостно позвала нас к себе и показала новый расточек, который рос от корней бывшего дуба. Он уже окрепший, только слегка обгоревший, но живой. Радости детей не было предела.

Дети долго рассуждали о том, что случилось с любимым дубом: «Наверное, пенёчек, когда сам был объят пламенем, не за себя боялся, а переживал за деревья, что были рядом с ним, поэтому и застыли боль и ужас в его образе. Но, к счастью, деревья не пострадали

Я детей, как могла, успокаивала. Поняла, что детские души слиты с природой, с божественной её красотой. Порой кажется (а может, так оно и есть в природе, я об этом детям рассказывала), что у каждой травинки, цветочка, деревца или кустарника есть душа. И что они все чувствуют боль и радость, как и люди, как и все птицы, звери и животные, а поэтому жить нужно в гармонии с природой, оберегая её и любя!

Дети со мной очень даже согласились. Сашенька сказал: «Да, бабулечка, это правда, что лес чувствует, как к нему относятся люди. Мы вот любим лес, и он нам дарит прекрасные поделки из сухих веточек: в них мы видели и русалочек, и оленёнка, и лесовичка!» Внученька тут же вспомнила, как ей однажды помогли её любимые тополь и тополя, растущие возле её дома у окна. Её рассказ я перевела в строки стихотворные. Вот они:

«Ой, бабулечка, что было!!!
«Летний вечер» я играла,
Третья часть мне почему-то
Ну никак не удавалась!
Села рядышком печаль:
«Отдохну немножко».
Ветерок стучит в окно:
«Распахни окошко!»
За окном мои друзья —
Тополь и Тополя,
Прошептали мне они:
«В такт качнём листвою!»
И неслышно полилась мелодия-сказка!
Я играла третью часть —
Чудная подсказка!»

А закончить хочу тёплыми воспоминаниями о детском художнике, который жил в прекрасном селе Прелестное. Когда мои дети были маленькие, я их познакомила с этим волшебным художником. Позже мы ездили в село Прелестное уже с внучатами. И дети, и внучата всегда с радостью ехали рисовать сказки к доброму дедушке-художнику Александру Ивановичу Шевченко. С любовью и благодарностью мы вспоминаем об этом удивительном человеке, сеявшем в души детей зёрна прекрасного и волшебно видения природы.

Следующие строки я посвятила памяти Шевченко Александра Ивановича. Он уже ушёл в иной мир — мир мирозданья, таинственный и непостижимо прекрасный, оставив о себе память на многие поколения. Эта память — о лучезарной доброте, альтруизме, любви к детям — продолжает жить в его оставленных работах: картинах детей и Музее украинского быта. А также в сердцах односельчан и всех людей, с кем соприкасалась его душа, наполненная красотой и добротой к этому миру.

У квітчаному віночку чарівного краю
Мальовничий є куточок — в зелені втопає.
Прелеснянський дивний світ — росяна перлина.
Ніжним співом солов’я рідна мова лине!

Біля школи є музей: під соломою хата,
Є колодязний «гусак», а ще млин пихатий.
Стара баба степова дивиться з каміння —
Таємнича дивина, вікове моління.

Чарівний, казковий світ дітвора малює,
Загадкова творчість душ безмежно хвилює.
Мешканцем є Білий Янгол. Душа сонцем сяє.
Він промінням добрим, творчим серця запаляє.

Сіє творчості зернята у маленькі долі,
Наливаються під сонцем колоски у полі.
У колосся золотого свої зерна будуть,
Вони лагідного сонця повік не забудуть.

Де посіяне добро, сонця є стежина.
У смерекове село душа знову лине.

Всем «пантелеймоновцам» желаю мира, здоровья, творческого вдохновения! Ангела-хранителя и Божьей благодати вам и семьям вашим на века!

Елена Николаевна Корсун,

с. Долина, Славянский р-н, Донецкая обл.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − 8 =