Доктор филологии и биологии Татьяна Черниговская — лицо и посол современной науки. Она не только ввела психолингвистику в учебную программу, но и популяризировала эту дисциплину, изучающую взаимоотношение языка, мышления и сознания. Только Татьяна Владимировна может так легко и просто рассказать о принципах работы мозга, и это делает её и самым любимым лектором на родном филфаке, и желанным гостем различных телепередач.

Несколько интересных мыслей для размышления из интервью:

— Вы как-то упоминали, что не любите психотерапевтов, но ведь это тоже путь познания себя?

— Если они не нужны мне, это вовсе не значит, что они не нужны другим: масса людей сами с собой справиться не могут. Известно, что для того, чтобы тебя не раздирало изнутри, нужно выговориться. Для этого существуют исповедники, подруги… и психотерапевты. Заноза, если её вовремя не вынуть, устроит заражение крови. Люди, которые молчат и держат всё в себе, находятся не только под серьёзным психологическим или даже психиатрическим риском, но и под риском соматики. Любой профессионал со мной согласится: всё начнётся с язвы желудка. Организм един — и психика, и тело. Кстати, многие считают, что я психолог. И у меня много друзей и коллег этой профессии. А вот кого терпеть не могу, так это психоаналитиков. Я тут присоединяюсь к Набокову, который даже имени Фрейда не произносил, а называл его не иначе как «этот венский шарлатан». Я с ним согласна — тот заморочил голову человечеству на целое столетие.

— А как Вы себя регулируете?

Ничто не может быть лучше разговора с интересными собеседниками. Хотя в моих отношениях с близкими подругами нет манеры всё друг другу выкладывать. Я люблю смотреть на море, горы или лес — природа приводит меня в чувство. Беседы с самой собой мне не помогают, и рациональный разбор ситуаций не утешает. Я и так понимаю, что где-то надо было поступить по-другому, но так как всё уже произошло, смысла рефлексировать нет — получается замкнутый круг. Я могу проанализировать ситуацию и решить вести себя определённым образом, а потом в четыре секунды всё ломается. Это говорит о серьёзной вещи: насколько мы не хозяева себе. Действительно пугающая мысль: а кто на самом деле в доме хозяин? Их слишком много: геном, психосоматический тип, масса других вещей, включая рецепторы. Про подсознание вообще никто ничего не знает, лучше эту тему сразу закрыть.

— Может ли мозг вскипеть?

Может! Нужно к себе прислушиваться. Иногда стоит бросить дела и поехать в Венецию, погулять, не ждать, пока мозг скажет: «Привет, меня зовут Альцгеймер! Запомнила? Ах, не запомнила? Повторяю ещё десять раз». Доиграться бы не хотелось, но это не в нашей власти. В нашей власти затормозить скорость изменений — люди должны работать головой, это спасает мозг. Чем больше он включён, тем дольше сохранён.

Наталья Бехтерева написала незадолго до ухода в лучший мир научную работу «Умные живут долго». И когда я смотрю на полки с книгами, даже злость берёт: они здесь будут стоять, а я к праотцам отправлюсь, так их все и не прочитав, потому что нет на это времени. Я совершенно искренне не понимаю людей, которые говорят, что им скучно жить. Это как? Вокруг столько фильмов, книг, музыки… А природа какая невероятная! Если тебе скучно жить, ты совсем дурак.

— А художественную литературу Вы читаете?

Конечно! Это для меня самая большая радость. Была бы у меня возможность, я бы лежала на диване и читала Набокова или Гоголя. Вот майор Ковалёв смотрит с моста в воду и думает: «Много ли там рыбы бегает?» Только гений мог написать такое, бриллиант в каждом предложении. Или Бродский: от восторга замирает весь организм.

— Если бы Вы могли прямо сейчас получить от судьбы карт-бланш на то, чтобы освоить абсолютно новую область, что бы это было?

Музыка и, возможно, математика. Но у меня нет никаких данных ни для того, ни для другого. Они требуют совершенно других мозгов. Когда слушаешь Малера или Брамса, голову просто сносит. Гении. Гениальность можно спрогнозировать? Нет. Бывает, что гений не распознан, но мы об этом в таком случае никогда не узнаем. Есть ли возможность построить систему образования так, чтобы она давала ребёнку максимум инструментов для открытия способностей? Я вижу проблему: образование будет распадаться на элитарное и обычное, что влечёт за собой социальные неприятности. Хорошее образование будет очень дорого стоить и приведёт к абсолютному расслоению общества.

Но, может быть, так и надо?

— Это не либерально и не демократично, но так устроена жизнь, нравится нам это или нет. Зайчик не становится орлом.

— Проблема зайчика в том, что он может положить на то, чтобы стать орлом, всю свою жизнь…

— Тогда плохо его дело. Лучше бы ему стать самым красивым, пушистым и прытким зайчиком.

— Для этого и нужны психотерапевты.

— Это правда. У людей неправильные установки, они считают, что, например, повар хуже, чем дирижёр. Это не так: гениальный повар перекроет всех дирижёров, я вам как гурман говорю. Сравнивать их — всё равно, что кислое и квадратное. Неправильно поставлен вопрос. Каждый хорош на своём месте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − восемнадцать =